Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 50 гостей и нет пользователей

Православный календарь


Настольный хоккей

Сайт храма

Ссылки

Сервер 'Россия Православная'

Храм Трёх Святителей

СТАТЬИ

Такое близкое Дальнее Зарубежье. Паломнические записки о Прибалтике

Какие ассоциации возникают у вас при слове «Прибалтика»?


Наверное, песчаные дюны, Балтийское побережье, янтарь, черепичные крыши старинных домов...  Такие мысли возникли и у нас, когда наша Паломническая служба «София» только получила приглашение от Паломнического отдела Латвийской Православной Церкви. И действительно, все это: и старый Таллинн с его удивительными флюгерами над почти игрушечными черепичными крышами, и чудное побережье в Юрмале со спускающимися по песчаным дюнам соснами, и древняя Рига со своими старинными мощеными улочками и красивейшей архитектурой, и многое, многое другое… действительно, все это мы увидели и прочувствовали. Но самым главным и значимым в этой поездке оказалось наше пребывание в монастырях и храмах Прибалтийских стран.

Многие, узнав о нашем предстоящем паломничестве в Латвию и Эстонию, искренне удивлялись и задавали вопрос: «А зачем туда ехать, ведь страна-то не православная, да и говорят, что нас, русских, там не очень жалуют». Теперь, по возвращении домой, и зная не понаслышке о Православии и православных святынях в Прибалтике, хочется развеять этот миф, ведь мало кто знает, что именно православные монастыри Прибалтики дали вновь открывшимся в России обителям 14 (!) игумений.

Но вначале немного об истории православия в этих краях. Латвия располагалась на пути «из варяг в греки», и это обстоятельство способствовало раннему проникновению христианства на берега Двины (Даугавы). По Двине, согласно древнему преданию, апостол Андрей Первозванный, проповедуя слово Божие, достиг берегов Балтики. Этими путями, а также по дорогам, ведущим во Псков, Смоленск и Великий Новгород, распространялось и правосла­вие. Оно никогда и никем не насаждалось, не предписывалось и не навязывалось насильно. Право­славие воспринималось местными жителями в общении с белорусами и великороссами. Католическое миссионерство в этом регионе началось гораздо позже. Для этого вначале было испрошено разрешение Полоцкого князя Владимира, который дал на это свое согласие. С этих пор Православная Церковь на несколько веков оказалась в тяжелейших условиях, а в конце XII века началось насильственное насаждение «латинянской» веры. Рыца­ри ордена Меченосцев огнем и мечом разорили и уничтожили православные духовные цен­тры. Однако и в этих обстоятельствах Православная Церковь не была уничтожена.

В первую мировую войну взятие немецкими войсками Риги сопровождалось захватом православных храмов и уникальных произведений церковно­го искусства. По распоряжению властей снимали колокола и увозили в Германию.

В девятнадцатом году к власти пришли большевики. Они расстреляли епископа Платона (Кульбуша), временно управлявшего Рижской епархией, по всей территории учинили разгром и грабеж церквей, монастырей, захват церковных зданий, репрессии духовенства. В конце девятнадцатого года большевики покинули Ригу. У Православной Церкви появилась надежда на государственную поддержку, но этого не случилось. Ряд государственных структур захватывали лучшие здания, принадлежавшие Православной Церкви, церковные строения стали самочинно захватывать и другие конфессии – католики, лютеране.

Все надежды возлагались на прибывшего в Латвию Высокопреосвященнейшего Иоанна (Поммера), архиепископа Рижского и всея Латвии. О нем хочется рассказать особо: сын простого латышского крестьянина, он уже в дореволюционной России был известен как ученый богослов. Человек несгибаемой воли, отличался честностью, строгостью, ничего не искал для себя, а жил для нужд народа Божьего, был непримирим с врагами Церкви. Владыка столкнулся с жестким противодейст­вием властей и сам был вынужден поселиться в подвале Христо-Рождественского собора в Риге, так как его резиденция - архиерейский дом -  был отобран. А власти продолжали захватывать здания и земли, принадлежавшие Церкви, медлили с регистрацией Православной Церкви в целом, ут­верждая, что она вообще не является латвийской.

В этой ситуации архиепископ Иоанн (Поммер) занял жесткую принципиальную позицию. Он направляет правительству Латвии «Меморандум», в котором говорит о дискриминационном отно­шении к Православной Церкви.

В начале 30-х годов развернулось открытое гонение и преследование архиепископа Иоанна (Поммера), которое длилось несколько лет и завершилось трагически. Глава Латвийской Православной Церкви был зверски убит, и это преступление осталось нерас­крытым.

Полагаясь на Господа, Владыка жил без охраны на даче, находившейся в пустынном месте. Свободное время он проводил в молитве, трудился в саду, занимался столярным делом на верстаке, на котором мучители впоследствии и предали его истязаниям. Мучения эти были жестокими. Архиепископа привязали к снятой с петель двери и подвергли страшным пыткам. Ноги святого жгли огнем, в него выстрелили из револьвера и живого предали огню.

В 2001 году Собор Латвийской Православной Церкви канонизировал священномученика Иоанна (Поммера) – первого латышского святого, принявшего мученическую смерть 12 октября 1934 г.

Святые мощи священномученика были обретены 15 июля 2003 года нетленными, со следами страшных мучений, перенесенных святым – свидетельство нечеловеческой ярости и жестокости мучителей. Нетленным было обретено и облачение святого.  Рака с мощами священномученика Иоанна, архиепископа Рижского находится в кафедральном соборе Рождества Христова г. Риги. И в каждом рижском храме мы видели икону священномученика Иоанна (Помера), православные Латвии его очень любят и почитают.

Тяжелые гонения пережила Православная Церковь в Латвии. То, что не уничтожили две мировые войны и революция, было разорено в 60-е и даже в 80-е годы. Разрушались храмы, бульдозерами сносились церкви, чудом оставшиеся – закрывались.  Мы побывали в одном необыкновенном по красоте соборе XVIII века свв. прав. Симеона и Анны, созданном по проекту Растрелли в г. Елгава; так вот, этот собор полностью отреставрирован, но в одной стене специально оставили отверстия в память о готовящемся в 1983 (!) году взрыве собора. В стены уже была заложена взрывчатка, подготовлена эвакуация жителей соседних домов, но по милости Божией протесты людей привели к отмене безумного плана. Сейчас собор приобрел статус Европейского культурного наследия.

Наша паломническая группа посетила очень много соборов, храмов, часовенок в Риге и других городах Латвии и Эстонии. С особенной теплотой вспоминается Христо-Рождественский собор в самом сердце Риги, напротив Латвийского Сейма (Центральный орган управления Латвией). Посчастливилось нам и позвонить в колокола, ведь это была Пасхальная Седмица, услышали мы и настоящего мастера-звонаря, который поднялся на колокольню (вероятно, не выдержав нашу нестройную «музыку»), вот это был малиновый звон!!!

Наши прекрасные гиды (хотя не хочется применять это слишком официальное слово к добрым и сердечным людям), приводили нас и на русское кладбище в Риге. Хотя  оно сейчас (и есть энтузиасты, которые радеют и уже многое сделали для восстановления этого древнего, исторически значимого места, выпустили книгу о русском кладбище), но кладбище находится в забвении. Почти все памятники снесены. Это происходило еще при власти большевиков. Рассказывали, что жители окрестных домов с ужасом слушали в ночи жуткий грохот сбиваемых на кладбище крестов. Вероятно, и над могилами Крест Божий вызывал у богоборцев ярость. На одном из памятников мы нашли надпись: Российско-императорский генерал, губернатор Орла, Курска, Киева, Москвы и Риги. И наш земляк нашел упокоение в далекой Риге.

Одно место на русском кладбище особенно привлекло внимание – там было очень много игрушек. Оказалось, что это захоронение наших деток – белорусов, русских, которых фашисты целыми составами привозили, чтобы забрать у них кровь для немецких солдат. И как после этого некоторые политики из Прибалтики называют оккупантами нас, а не фашистов…

Многих деток спасли монахини из Свято-Троицкого Сергиева монастыря, они всеми способами буквально «вырывали» их у фашистов, как-то размещали и вели списки спасенных, чтобы потом можно было найти их родителей. А сам монастырь расположился совсем рядом с русским кладбищем – такой цветущий, светлый островок среди многоэтажек Риги. Монастырь был основан в 1894 г. фрейлинами двора Императрицы – сестрами Екатериной и Натальей Мансуровыми. Их отец был член Государственного Совета, а мать – известная благотворительница. Екатерину и Наталию ждало блестящее будущее – балы, удачное замужество, роскошные выезды в свет. Однако сестры сознательно отказались от заманчивых перспектив в свете и приняли монашеский постриг.

Влияние монастыря на православное население, рассеянное среди иноверцев, с каждым годом росло, и постепенно обитель обратилась «Русский центр», как ее называли. Монастырь содержал детский приют, столовую для бедных. Средства для благотворительности зарабатывались сестрами изготовлением свечей для церквей Рижской епархии, выпечкой просфор, рукоделием, иконописанием и шитьем облачений. Великая Отечественная Война принесла монастырю много скорбей, но он не закрывался, и эвакуироваться сестры категорически отказались. В военные годы монастырь стал пристанищем для многих обездоленных, вызволял детей из концлагерей, опекал раненых.

С установлением советской власти в монастыре осталось мало сестер, в основном были пожилые, а с 1957 года прием молодых насельниц и вовсе был запрещен. Жизнь монастыря была трудной, но свои традиции обитель хранила. 

Сестры Свято-Троице-Сергиева монастыря радушно встретили нас, провели интересную, познавательную экскурсию по территории обители, накрыли поистине царскую трапезу. Все здесь буквально дышит любовью и заботой: аккуратные двухэтажные деревянные здания добротной постройки с красивой резьбой по дереву; ухоженные клумбы с фигурками птиц; целая аллея деревьев со скворечниками, а пение птиц здесь слышится отовсюду. Строй жизни здесь остался тот же, как и 100 лет назад: продолжается чтение «неусыпаемой» псалтири, сестры выпекают просфоры для церквей Риги, трудятся в швейной мастерской, занимаются вышивкой. Духовным центром, вокруг которого строится жизнь монастыря, является каждодневно совершаемая церковная служба. С 1998 года из монастыря накануне праздника Преображения Господня совершается Крестный ход из Риги в Пустыньку (как ласково ее все называют) с иконой Божией Матери «Достойно есть».

«Пустынька» – Спасо-Преображенская пустынь – оставила особенно теплый след в моей душе. Очень многие русские обители основывались в местах, отличающихся необыкновенной красотой природы. Так и здесь. Святые отцы говорят, что монастырь – это место, где небо сходится с землей. Лучше и сказать нельзя...

Обитель расположена в живописном вековом лесу, под покровом благодатной тишины. Здесь действительно непривычно тихо и спокойно… Неширокая дорога ведет через лес к этому монастырю, возле которого нет ни одного мирского дома. В обители  два скромных храма, на территории – небольшие аккуратные монастырские домики, ухоженные и окруженные цветами, нет величественных соборов и высоких колоколен, но здесь никогда не прекращалась монашеская жизнь. Удивительно тихо и спокойно в обители, и сам воздух вселяет мир и радость в сердце. Бревенчатый деревянный храм во имя прп. Иоанна Лествичника и прп. Сергия Радонежского особенно соответствует духу пустынного монашеского подвига. Пустыньку посещала прославленная ныне в лике святых великая княгиня Елизавета Феодоровна, основательница Марфо-Мариинской обители в Москве. Больше недели провела она среди сестер, знакомясь с их жизнью.


По замыслу основательниц монастыря – сестер Екатерины и Наталии, рижский монастырь должен был со временем стать крупным просветительским центром православия, а пустынька – местом уединенной сосредоточенной молитвы. В глухом сосновом лесу сестры Мансуровы отыскали полянку, будто бы вырубленную крестом. Здесь на одном из деревьев они укрепили маленькую иконку «Явление Божией Матери Сергию Радонежскому» и горячо молились, чтобы Богородица явила свою милость и помогла в предстоящем нелегком труде по обустройству обители. Это сейчас в Спасо-Преображенской пустыни постоянно проживают около 70 монахинь. А в первый год их было только шесть, но в темноте леса у иконы Пресвятой Богородицы постоянно теплилась лампада, где вечерами после дневных дел исполнялось сестрами вечернее молитвенное правило. Слух о бесстрашных подвижницах, живущих в лесу, быстро пронесся среди местных жителей-хуторян, и они стали приходить молиться вместе с инокинями.

«У нас, слава Богу, все тихо, - писала Наталия. - Так мирно и хорошо, что только помоги Бог так дальше».

В 1915 году Первая Мировая война приблизилась и к этим местам. Сестры были в спешном порядке эвакуированы, а в помещениях обители расположился немецкий госпиталь. По сей день память о тех страшных годах жива в монастыре: на его территории похоронены и немецкие, и русские солдаты. Бережно хранят в Пустыни память об усопших. Справа от Алтаря храма Преображения Господня погребен митрополит Леонид (Поляков, 1913 – 1990 гг.), 24 года возглавлявший Рижскую епархию. С 1959 по 1962 год он возглавлял и нашу Курскую епархию. Мало кто знает, что смиренный и кроткий владыка Леонид был хирургом, воевал и имел боевые награды. Когда во время войны он был в окружении, ему помогла спастись Пресвятая Богородица, Которая сказала: «Я тебе помогла, теперь ты Мне служи», и он верно служил Церкви Божией всю свою жизнь. Пожилые монахини помнят и то, как приезжал на отпевание митрополита Леонида наш Курский Владыка Ювералий (Тарасов). 

Десять лет, с 1969 по 1979 г., прослужил в Пустыни известный исповедник православной веры архимандрит Таврион (Батозский), проведший в заключении более 20 лет, здесь он и похоронен.

Особо чтимыми святынями Пустыньки являются Иверская и Толгская иконы Божией Матери, икона прп. Иоанна Лествичника.

О том, как сюда попала Иверская икона, достоверно неизвестно. Потемневший образ, на котором лик Пречистой был почти неразличим, висел на левом клиросе. По монастырскому преданию, духовнику монастыря – архимандриту Кириллу (Смирнову) во время молитвы явилась Богородица, повелевшая перевесить образ в более почетное место и украсить. После того, как это было исполнено, икона частично обновилась, а в дальнейшем от нее было засвидетельствовано мироточение. Нельзя считать случайным то, что чудо произошло именно в шестидесятые годы XX века, в самый разгар богоборческой кампании.

Когда Латвия в 1991 г. стала независимым государством, резко изменилась привычная жизнь, многие православные боялись отделения от Русской Православной Церкви, и в монастыре было неспокойно. А отъезд благочинной пустыни матушки Сергии в Дивеево, где и сейчас она несет послушание игумении, очень опечалил и сестер монастыря, и мирян, бывавших в обители. Но сразу после отъезда матушки Сергии стала обильно мироточить большая храмовая икона прп. Иоанна Лествичника в иконостасе храма его имени. «Господь с нами, Господь не оставит нас», – объясняла людям матушка Магдалина (Жегалова), управлявшая в ту пору обителью. Мироточение от иконы продолжалось довольно долго, а вскоре стала мироточить и Толгская икона Божией Матери.

В 1992 году в пустыньке одновременно мироточило несколько икон. Одна за другой покидали Латвию наиболее духовно опытные сестры, которым Священноначалие доверило устраивать заново монашеское делание и быть игумениями в открывающихся женских монастырях. В то время из Рижской обители уезжали ее лучшие насельницы – они отправлялись в Россию восстанавливать разоренные женские обители. Дивеево, Шамордино, Муром, Хотьково, Владимир, Толга и многие другие места приняли бывших насельниц Свято-Троице-Сергиева женского монастыря. С каждой новой игуменией уезжали 1-2 сестры. Именно этот монастырь воспитал для вновь открывшихся русских обителей 14 игумений.  Уезжали тогда из Латвии и миряне, и священники. Было очень трудно, закрывались предприятия, многие потеряли работу и бедствовали, возникла языковая проблема, границы разделили людей с их родственниками из России. И в эти годы для тех, кто оставался, мироточения в пустыни были большим утешением. Они явственно показывали, что Господь не оставляет их, что милость Божия пребывает с людьми.

Во время нашего пребывания в Пустыньке нам посчастливилось встретиться с митрополитом Рижским и всея Латвии Высокопреосвященнейшим Александром и с Президентом Латвийской Республики. Господин Валдис Затлерс – Президент Латвийской Республики с супругой были в Пустыни с визитом, он поздравил митрополита и всех православных с праздником Святой Пасхи. В Пустыньке у святого источника мы прочитали стихотворение, вероятно – подарок насельницам обители от паломников:
 
Обитель женская «Пустынька»
Среди лесов стоит густых,
Едва заметная тропинка
В обитель добрых и простых.
Здесь все святыней, миром дышит,
Взамен стены – леса вокруг,
И пенье птичек каждый слышит,
И забывает свой недуг.
 
Здесь пастырь добрый паству водит,
И службу правит каждый день,
Никто зря время не проводит,
Превозмогая слабость, лень.
В душе обитель оставляет
Неизгладимый, добрый след,
Все чувства, мысли направляет
Пред Кем должны воздать ответ.


Мы покидали полюбившуюся нам пустыньку для того, чтобы поклониться святыням Эстонии. Итак, Таллинн. Старый Таллинн в точности, как на картинках - иллюстрациях к сказкам Андерсена – живописные улочки, небольшие, стоящие впритык друг к другу домишки с красными черепичными крышами и маленькими балкончиками (наверное, в таких домиках жили Кай и Герда),  блестящие флюгера на шпилях, узкие мощеные улочки, толстые крепостные стены с башнями и бойницами, и в самом центре Таллинна – величественный православный собор Александра Невского. В конце XIX в. со всей России поступали пожертвования на постройку собора. В честь чудесного спасения царя Александра III и его семьи при страшном крушении императорского поезда 17 октября 1888 года было решено посвятить новый собор Святому Благоверному Князю Александру Невскому. В храме прекрасной работы витражи, написаны в мастерской академика живописи Александра Никаноровича Новоскольцева. Пятиглавый трехпрестольный храм, вмещающий 1500 человек, выполнен по образцу московских храмов XVII века. В освящении собора участвовал св. прав. о. Иоанн Кронштадтский.


В период фашистской оккупации собор был закрыт, а на повестку дня стал вопрос о его сносе. В начале 60-х годов от перестройки под планетарий храм спас молодой епископ Таллиннский и Эстонский Алексий (Ридигер), нынешний Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. В 1999 году в знак особого покровительства Таллиннскому Кафедральному собору св. Александра Невского был дан статус ставропигиального, т.е. храма, напрямую подчиненного Патриарху Московскому и Всея Руси. 

Правда, в Таллиннском соборе нам не удалось послушать пасхальный звон колоколов. Хотя колокола и есть, но звонить нельзя, и вообще, по всему видно, что православным в Эстонии тяжелее, чем в Латвии, может быть, потому, что политики более агрессивно настроены против всего русского, а слово «русский» подразумевает «православный».


В Таллинне необыкновенно красивое побережье Балтийского темно-синего  моря, и хотя оно очень холодное, это не мешало белоснежным лебедям грациозно покачиваться на волнах. Еще в советское время была отвоевана у моря часть суши, чтобы сделать живописную трассу вдоль побережья.

Господь даровал нам поклониться нетленным мощам эстонского новомученика Сергия (Флоринского) в г. Раквере, расстрелянного большевиками. О. Сергий был полковым священником. В то время полковые священники не покидали своих подопечных даже на поле брани, держа вместо оружия в руках Святой Крест. В 1918 году протоиерей Сергий Флоринский был арестован как представитель «старого реакционного режима». В конце своего единственного и краткого допроса, протокол которого занял всего одну страницу рукописного текста, протоиерей Сергий Флоринский заявил: "Считаю одно: вина моя в том, что я – священник, в чем и расписываюсь". Этого оказалось достаточно для расстрела.

На месте захоронения священномученика на городском кладбище г. Раквере были произведены раскопки, в результате которых были обретены нетленные мощи святого. Ныне мощи священномученика Сергия почивают в раке, установленной в храме Рождества Пресвятой Богородицы г. Раквере. Поверх облачения священномученика – наградной золотой наперсный крест на Георгиевской ленте, для получения такого креста требовался особый подвиг.

Настоятель храма рассказывал, что когда пришли на кладбище для поднятия останков новомученика, сторож стал насмехаться, говоря, что по прошествии стольких лет даже гроб истлел, не то, что тело человека. Но мощи были обретены нетленными, и смотритель кладбища, сам в этом убедившись, с волнением звонил всем своим неверующим друзьям, говоря: «Придите и смотрите сами».

Борьба за право называться православными велась на территории Эстонии испокон веков. В XV веке служил в г. Дерпте (ныне Тарту в Эстонии) иерей Исидор. В то время немецкие католики притесняли верующих и склоняли их к принятию католичества. Городской старейшина пожаловался местному католическому епископу, что якобы слышал хулу священника Исидора на веру католическую.

В праздник Крещения Господня, 6 января (ст. стиль) 1472 года, священник Исидор совершал великое водоосвящение на реке Омовже. Посланные разгневанным епископом стражники арестовали Исидора и его прихожан, заключив их в темницу. Пленных жестоко пытали и принуждали отречься от православия.

Утром 8 января (ст. ст.) судьи стали спрашивать каждого русского, не хочет ли он перейти в католическую веру, и все отвечали "нет". Тогда епископ, в ярости, велел бросить всех в реку Омовжу, а святого Исидора, облекши в священнические одежды, бросить в саму Иордань, где он освящал воду в день Богоявления. Так поступили со всеми 72 прихожанами, среди которых были женщины и малолетние дети. Рыцарь, стоявший возле проруби, взял из рук матери ее ребенка. Когда ребенок увидел, как его мать скрылась в проруби вслед за всеми православными, он начал кричать, рваться из рук рыцаря. Едва рыцарь выпустил мальчика, как он побежал к проруби и бросился в нее вслед за матерью. Мальчик стал 73-м православным, погибшим в этот день. Весной, после вскрытия реки, нетленные тела святых мучеников и среди них тело священномученика Исидора в полном облачении были найдены проезжавшими русскими купцами на берегу в трех верстах от Дерпта. Православные верующие Дерпта с честью погребли святых мучеников при Никольском храме Дерпта. Данное событие было подробно описано иноком Псково-Печерского монастыря Варлаамом.

 
Недалеко от Пюхтиц – главной цели нашего паломничества в Эстонию, находится маленький городок Йыхвы. Мы зашли в небольшую старинную Богоявленскую церковь. Настоятелем ее с 1950 по 1958 год был о. Алексий Ридигер, ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси.

С нетерпением ожидала я встречи с Пюхтицами. Много слышала ранее об этом монастыре, и даже вела переписку по интернету с постоянными паломниками Пюхтицкого монастыря, но до сих пор моя мечта побывать в этой знаменитой обители оставалась лишь мечтой.

Пюхтицкий Успенский женский монастырь расположен на северо-востоке Эстонии между Финским заливом и Чудским озером. "Пюхтица" в переводе с эстонского языка означает "Святое место". Еще с дохристианских времен эта гора считалась священным местом, а в XVI в. пастухам, пасшим овец у источника в долине, было знамение. В дубовой роще на горе они увидели «Дивную Госпожу в лазурном одеянии, освещенную сиянием, она ходила меж дубов, будто ища что-то…». Осмотрев с односельчанами рощу, пастухи нашли икону Успения Пресвятой Богородицы. Возле дуба, на котором нашли образ, верующие соорудили часовню. Так началось почитание Пюхтицы как православной Святыни.

Ежегодно в день Успения Пресвятой Богородицы верующие с иконой совершали Крестный ход на Святую гору. «Проезжих дорог не существовало вовсе, шли православные через леса и болота по узким тропам, по колено в болоте…» - записано в летописи.

Сначала был просто Приход, а в 1891 г. он был преобразован в Пюхтицкий Успенский женский Монастырь. В состав общины вошли монахиня Варвара из Костромского Богоявленского монастыря и три послушницы. Пресвятая Богородица не оставила монастырь свой помощью. Устроителями и жертвователями монастыря в разное время были Император Александр III, князь Сергей Шаховской – губернатор Эстляндской губернии, Православное Прибалтийское Общество, московский генерал-губернатор Иван Терещенко и другие. Большую роль в устроение обители сыграл протоирей Иоанн Кронштадтский – проповедник и чудотворец. Он заботился о монастыре, посылал деньги, провиант, новых насельниц. Батюшка Иоанн говорил про Пюхтицы, что отсюда три ступенечки до Царствия Небесного.

Несмотря на все тяготы и беды, постигшие монастырь в 20 в., он никогда не закрывался, сохранялся весь богослужебный круг, продолжалась миротворческая и просветительская деятельность. Какие бы лишения не переносила обитель, сестры всегда кормили себя и паломников.

В 60–е гг., когда были закрыты многие монастыри, Пюхтицу, как и Таллиннский  собор, отстоял епископ Таллиннский и Эстонский Алексий, ныне Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Монастырь не обойден заботой архипастыря и поныне. По нескольку раз в год он приезжает в Пюхтицу, проводит торжественные Богослужения. В 1990 г. монастырь получил статус ставропигиального.

В 1968 г. настоятельницей монастыря стала игуменья Варвара. Нам удалось встретиться с ней. Матушка Варвара – сама доброта и любовь. Когда она зашла в собор, я только посмотрела на нее – и сразу в сердце радость от ее светлого лика, от того, с какой любовью она говорила всем нам – «Христос Воскресе!». Глядя на матушку, нельзя было не улыбаться. В тот момент я подумала, как нужно прожить жизнь, чтобы стяжать такую любовь в сердце!

Сегодня в монастыре шесть храмов, келейные корпуса, паломнические гостиницы, богадельня, музей, хозяйственные постройки, новая крепостная стена. В обители 170 сестер. Жизнь насельниц протекает в труде и молитве. Пюхтицкие сестры несут послушание на подворье в Москве и в Горненской обители в Иерусалиме на Святой Земле. Сестры сеют хлеб, выращивают овощи, содержат скотный двор, работают в парниках, саду, на пчельнике. Занимаются заготовкой сена, дров, сбором грибов и ягод, приемом гостей и обслуживанием паломников. В зимнее время трудятся в переплетной, иконописной и золотошвейной мастерских, заняты шитьем и ремонтными работами.


Мы были в монастыре накануне праздника вм. Георгия Победоносца. В этот праздник в монастыре служится молебен, после которого на скотном дворе монастыря все коровки с завязанными на шее нарядными ленточками выходят в первый раз на пастбища. Это уже вошло в традицию.

Во всем чувствуется любовь и усердие сестер. В монастыре я вспоминала слова нашего казначея, которому удалось побывать здесь задолго до нас, и в качестве примера аккуратной, слаженной и продуманной работы он всегда приводил Пюхтицы: «Надо делать, как в Пюхтицах».

Даже поленья дров в монастыре складывают в красивые «стога» – по-пюхтицки. Есть в монастыре и живоносный источник с купальней и часовенкой.

Пюхтицкий Успенский монастырь ежегодно посещают многочисленные гости и паломники. И насельницы монастыря относились к нам, паломникам, с терпением и любовью. Надеюсь, что Господь сподобит еще раз посетить этот райский уголок.


Мы благодарим Бога, даровавшего нам возможность помолиться у Святынь далекой, но теперь такой близкой сердцу Прибалтики.

Рыльская Елена,

Сотрудница Паломнической службы «София»

при храме свв. мцц. Веры, Надежды, Любови и их матери Софии


В статье использованы материалы из книги «Рижский Свято-Троицкий Сергиев женский монастырь», «Пюхтицкий Успенский женский монастырь»

 

Курск-Хельсинки

Загадочная страна Суоми…

До недавнего времени я знала о ней до обидного мало. Всем известно, что Финляндия - северное государство с дождями и туманами; при слове "Финляндия" мне сразу вспоминается Финский залив, олени и Дед Мороз, который непременно должен появиться из снежной Лапландии…
Но не так давно мы - сотрудники Паломнического отдела Курской епархии - заинтересовались этой страной совсем по другой причине: здесь, среди суровой и прекрасной природы находится православный монастырь - Новый Валаам. Целью нашего паломничества стало знакомство с православными святынями Финляндии, узнать о возможности посещения их паломниками из Курска, дружба и сотрудничество между Россией и Финляндией.

Молебном о путешествующих в часовне в честь иконы Божий Матери "Неупиваемая Чаша", который отслужил Руководитель Паломнического отдела Курской епархии протоиерей Андрей Иванов началось наше паломничество.

Дороги паломника… Где они только не проходят! И среди величественных знаменитых Лавр, и к крошечным, только начинающим монашескую жизнь обителям, и в деревенские церквушки; везде - светлые лица и доброе слово. Особенное чувство охватывает тебя, когда посещаешь святые места - необъяснимая радость, желание и в своей жизни что-то изменить, как можно дольше сохранить в себе благодать Божию.

Направляясь в Финляндию и проезжая по необъятной нашей стране, испытываешь особенные чувства: и радость, что Господь сподобил родиться именно здесь, в Православной Руси, и жалость, что наша многострадальная Родина и сейчас переживает не самые легкие времена. Но повсюду виднеются золоченые, медные, деревянные кресты на церквах, часовенках и просто при въезде в городок, - и на сердце становится радостно и тепло. Проезжали мы и через нарядную Москву, и через древний Великий Новгород, и через величественный и прекрасный Санкт-Петербург. Но вот и граница. Здесь мы были приятно удивлены - обе таможни - российскую и финскую - мы прошли за полчаса. Радостно, что в Финляндии бюрократия сведена до минимума.
Вскоре наша машина мчалась по просторам страны Суоми. Хорошая дорога, строгие домики по обочинам, скалистые утесы, покрытые еще кое-где искрящимся на солнце снегом, а далеко впереди - Хельсинки - место нашего прибытия.

Первый визит на финской земле мы совершили в Гельсингорфскую (финляндскую) епархию - мы были приглашены на праздник, где выступали воспитанники Воскресной школы Успенского собора. Собор действительно прекрасно вписывается в архитектуру Хельсинки - величественный и строгий. Успенский собор XIX века, возведен из красного кирпича с тринадцатью позолоченными главками на скалистом холме, расположенном вблизи гавани. Это самый большой православный храм в Западной Европе и Скандинавии.

На следующий день мы были на встрече с настоятелем собора - о. Вейко - удивительно гостеприимный и добрый человек - и обсудили наши дальнейшие совместные планы. Уже в ближайшее время паломники из Курска побывают на финской земле. Со свой стороны, мы пригласили священников и прихожан гельсингорфской епархии посетить наш гостеприимный курский край. Дай Бог, чтобы наши планы осуществились.

Впереди у нас была еще одна интереснейшая встреча - мы спешили в Покровский монастырь. Здесь мы увидели настоящую Финляндию: милые фонарики вдоль ухоженных дорожек, необыкновенно уютные и красивые домики для гостей с каминами и деревянными лесенками. Посетив церковь, мы побеседовали с о. Харитоном - основателем этой обители. Пути Господни неисповедимы... Кто бы мог подумать, что в прошлом преуспевающий финский бизнесмен, владелец известного ресторана в центре Хельсинки станет основателем православного монастыря, и всю свою энергию, всю жизнь посвятит служению Богу...

Следующий этап нашего паломничества - Новый Валаам. В 1940 г. война повлекла за собой эвакуацию монастыря из России в Финляндию. Сюда же переселилась и братия Печенгского монастыря. Братия Коневецкой обители влилась в эту же общину в 1954 году. В монастырь принесли главные святыни - чудотворные иконы Божией Матери Валаамская и Коневская. И сейчас они находятся в Преображенском соборе Нового Валаама. Обитель расположена в прекрасном уголке природы среди лесов и озер на востоке страны. Сюда круглый год приезжает множество паломников из Финляндии и других стран. В главном белокаменном храме монастыря ежедневно совершаются Богослужения, по Валаамской традиции он был назван Спасо-Преображенским, почти все иконы и церковная утварь в храме привезены со старого Валаамского монастыря. Есть в обители и другая церковь, которую основали пришедшие в военные годы иноки, две часовни и даже свой небольшой музей.
Настоятель монастыря игумен Сергий очень радушно принял нас, нам повезло, что среди братии монастыря оказался русскоязычный иеромонах Адриан - наш гид и проводник. В обители есть прекрасная гостиница для паломников, свой магазин, библиотека, даже вино монахи изготавливают сами.

По благословению игумена Сергия мы поехали в г. Куопио, где находится Музей Православной Церкви Финляндии, здесь же располагается и кафедра архиепископа Финляндского Льва. В музее среди экспонатов было самое большое в мире Евангелие, позолоченная рака святых Сергия и Германа - основателей Валаамского монастыря, серебряная рака прп. Арсения Коневского, риза с иконы Коневской Божией Матери и множество других святынь, привезенных монахами с Валаамской и Коневецкой обителей. Здесь же состоялась беседа с архиепископом Львом. Он показал нам действующий храм при музее, интересовался святынями курского края. Радостно было видеть в каждом храме икону прп. Серафима Саровского, в Финляндии его почитают особенно.
Большую духовную радость принесло посещение Линтульского женского монастыря во имя Святой Живоначальной Троицы, который находится всего в 15 км от Нового Валаама. Обитель была заложена в конце XIX века, когда россияне - тайный советник Федор Петрович Неронов и его жена Лариса Алексеевна купили на Карельском перешейке, в 7 километрах от тогдашней русской границы, обширную усадьбу Линтула (по-фински "птички"), с целью основать первый в Финляндии женский православный монастырь. Особенно тяжелыми для обители оказались 1917-1918 годы. Сестры вынуждены были уступить комиссарам свои жилища и переселиться в церковь, а в 1918 году в монастырь въехало 400 красноармейцев. В это время число монахинь уменьшилось с 70 до 40, оставшиеся голодали и мерзли. Но жизнь в Линтульском монастыре продолжалась. После пожара, который целиком уничтожил Троицкую церковь, была возведена новая церковь. Архитектор Иван Бах использовал прежний фундамент храма, однако изменил облик храма, придав ему черты модерна.

Настоятельница монастыря - игумения Марина с радостью показала нам храм, свечной завод, где сестры изготавливают свечи для всех православных приходов Финляндии. Везде царит покой, порядок и радушие.

Осмысливая все наши встречи, беседы и все увиденное, можно сказать, что наше паломничество было посвящено знакомству с Финляндией Православной. Слава Господу нашему Иисусу Христу за все, ведь Он Сам сказал: "Без Мене не можете творить ничесоже".

Архиепископ Финляндский Лев. г.Куопио 

В Покровском монастыре под Хельсинки

Игумен монастыря о.Сергий

Преображенский храм Новый Валаам
 
 C настоятелем Успенского собора о.Вейкко